Музей Фресок Дионисия

Собор Рождества Богородицы

1490

Собор Рождества Богородицы

Собор Рождества Богородицы

Адрес: Россия. Вологодская область, Кирилловский район, село Ферапонтово
Место: Музей Фресок Дионисия
Время создания: 1490
Материал: Кирпич
Категория: Архитектурные памятники

В главном храме бывшего Ферапонтова мужского монастыря, соборе Рождества Богородицы, находятся росписи, созданные в 1502 году знаменитым московским художником Дионисием и сохранившиеся без поновлений до нашего времени.

Чудом сохранившаяся, стенопись Дионисия была неизвестна до 1898 года. Надпись о времени создания росписи и ее мастерах была впервые приведена в книге И.И. Бриллиантова «Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона. К 500-летию со времени его основания. 1398–1898». Расположенная на поверхности арки северного входа собора, она сообщает о времени создания (1502 г.) и сроках исполнения (34 дня) росписи иконником Дионисием «со своими чады». В 1911 году вышла монография В.Т. Георгиевского «Фрески Ферапонтова монастыря» – первая работа, посвященная росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы, за которой последовало множество других исследований, посвященных истории создания росписи, ее иконографической программе, особенностям техники и стиля Дионисия и работавших с ним мастеров.

Иконописец Дионисий, известный своими иконами и стенописями в Москве и в монастырях Московского княжества, был приглашен со своей артелью для росписи первого каменного собора Ферапонтова монастыря бывшим архиепископом Ростовским Иоасафом. Этот собор, возведенный ростовскими мастерами к 1490 году, представляет первоклассный образец ростовской архитектуры, сохранивший черты раннемосковских каменных построек. Крестово-купольный трехапсидный храм поставлен на высоком подклете. Его стройные пропорции подчеркнуты вертикалями лопаток и тремя ярусами закомар и кокошников, завершенных изящным барабаном (малый барабан над южным приделом с конца XVIII в. скрыт под кровлей). Вверху стены собора украшают пояса из узорной кирпичной кладки с балясинами и керамическими плитками с растительным орнаментом, внизу – пояс с тератологическим и растительным орнаментом, восходящий к формам белокаменной резьбы владимиро-суздальских храмов. Три перспективных портала с килевидными завершениями, западный ‒ вытесан из белого известняка.

Внутри собор разделен на три нефа четырьмя квадратными столбами, на которые опираются повышенные подпружные арки под барабаном. Росписи, насчитывающие почти 300 сюжетов и отдельных персонажей, занимают почти все поверхности стен, сводов, столбов (кроме восточных – за иконостасом и алтарной перегородкой), оконных и дверных откосов, а снаружи – центральную часть западной стены над дверным проемом и нижнюю часть южной стены над захоронением преподобного Мартиниана.

Росписи выполнялись сверху вниз по рядам, о чем свидетельствуют нахлесты швов наложенного на стены левкаса. Композиции каждого яруса чаще всего объединены общей темой. В куполе собора представлен Христос Вседержитель, под ним – архангелы и праотцы, в парусах – евангелисты, на подпружных арках – святые в медальонах, в щеках подпружных арок – Учение отцов церкви, в сводах – евангельские сцены, на западной стене – Страшный суд, на уровне окон четверика – композиции на текст Акафиста Богоматери, ниже – Вселенские соборы, на столпах – воины-мученики, в алтарных апсидах – Иоанн Предтеча, Богоматерь с Младенцем, Николай Чудотворец и сопутствующие сюжеты. Внизу, по периметру стен и столпов, располагаются «полотенца» с орнаментами. Наружные росписи на западной стене, отображая распределение сюжетов внутри собора, через образы Рождества Богородицы и Деисуса раскрывают темы спасения человеческого рода и грядущего Царствия Небесного. Композиция над захоронением преподобного Мартиниана посвящена прославлению Богородицы, покровительницы основателей монастыря – Ферапонта и Мартиниана. Система ферапонтовской росписи, сохраняющая связь с памятниками византийского круга XIV – начала XV века (а отчасти и более раннего времени), вместе с тем является первым примером своеобразного сочетания сюжетов и тем, известного по целому ряду более поздних русских ансамблей – в частности, по фрескам Успенского собора Московского Кремля, исполненным в 1513–1515 годах и поновленным в середине XVII столетия. Тематика стенописей Рождественского собора не была непосредственно приурочена к русской действительности, но в силу емкости программы приобретала актуальный характер, чему способствовали изображения русских святых, в том числе московских митрополитов, и другие сюжеты, характерные именно для искусства Руси («Покров Богоматери» и т.п.).

Размеры и пропорции композиций Дионисия подчинены архитектурным членениям, органично соединены с интерьером храма и поверхностями стен. Изящество и легкость рисунка, удлиненные силуэты, подчеркивающие невесомость как бы «парящих» фигур, а также изысканные, излучающие неземной свет краски и неповторимое тональное богатство цветов и оттенков определяют уникальность ферапонтовской росписи.

После разрушения немецкими фашистами в годы второй мировой войны прославленных новгородских храмов XII–XV веков (Спаса на Нередице, Успения на Волотовом поле, Спаса на Ковалеве, Архангела Михаила на Сковородке) росписи Дионисия остались одним из немногих уцелевших фресковых ансамблей Древней Руси. Площадь стенописи собора около 600 кв. м. Среди древнерусских памятников эти фрески выделяет и полная сохранность никогда не поновлявшейся авторской живописи. Стенопись Рождественского собора, как показали научно-исследовательские работы, имеет прочный грунт и отличается хорошим состоянием красочных слоев.

Перестройки  собора в ХVI-ХVIII веках частично изменили его облик: появились крытые паперти, четырехскатное покрытие над закомарами, изменилась форма окон и главы. К началу ХХ века здание собора расселось: фундаменты ослабли и местами выкрошились, трещины проходили по всем стенам, сводам и столбам, деревянный накат перекрытия подклета сгнил.

Первые исследования памятника велись в 1904 году штатным архитектором Императорской Археологической комиссии П.П. Покрышкиным и его учеником К.К. Романовым. Было определено время его строительства, составлены проекты реставрации и реконструкции памятника, определена сметная стоимость предстоящих восстановительных работ.

После признания редкой сохранности древнего памятника и необходимости восстановления усилиями матушки Таисии - организатора открытия в Ферапонтове женского монастыря -  начался поиск средств. Популярные издания о Ферапонтовом монастыре[1], листовки для сбора пожертвований, поиск меценатов и привлечение внимания высокопоставленных лиц церкви и государства, в том числе и самого императора Николая II, принесли свои результаты. Публикации памятника П.П. Покрышкиным, К.К. Романовым[2] и В.Т. Георгиевским[3] придали ему исключительную известность.

В 1912 году было получено разрешение на проведение Всероссийского тарелочного сбора для восстановления древнего собора.  Сбор, прошедший в день памяти преподобного Ферапонта, 27 мая принес более 25 тысяч рублей. С появлением пожертвований начались работы на соборе. Для их ведения был создан Комитет по восстановлению Ферапонтова-Белозерского монастыря под руководством князей А.В. и С.В. Оболенских с участием В.Т. Георгиевского, П.П. Покрышкина, К.К. Романова, И.И. Бриллиантова и других. Организацией работ на месте руководил архитектор А.Г. Вальтер. В первую очередь, в 1912-1913 годах от фундамента собора были отведены грунтовые воды, началось укрепление фундаментов и устройство нового перекрытия подклета.

Новый Всероссийский кружечный сбор 13 апреля 1914 года дал более 13 тысяч рублей. В это же время в Государственной Думе рассматривался «Законопроект об отпуске из казны средств  на обновление Ферапонтова женского монастыря», по которому выделялось 35 тысяч рублей. Весной 1914 года в Археологическую комиссию был представлен план восстановительных работ. На соборе предполагалось завершить работы с перекрытием подклета, укрепить стены, вернуть старую форму окон, позакомарного покрытия и глав. Последние вопросы вызвали  бурные обсуждения в русском обществе, затянувшиеся на несколько лет. Императорская  археологическая комиссия  руководствовалась приоритетной ценностью  сохранения росписи по отношению к восстановлению первоначального вида собора.

После устройства бетонного перекрытия подклета, в 1915 году были укреплены трещины в стенах, возвращена старая форма растесанным оконным проемам, заложено ранее не существовавшее окно на западной стене, для укрепления трещин на росписях приглашен московский реставратор Н.Я. Епанечников. С середины июля – в августе были укреплены аварийные участки по всей высоте собора. Результаты работ зафиксированы первой реставрационной фотосъемкой известного ярославского фотографа И.А. Лазарева. В этом же году реставраторами М.О. и Г.О. Чириковыми была составлена смета по расчистке поверхности росписи от многочисленных следов ремонтов.

Одновременно с производством работ продолжались дискуссии о возвращении собору позакомарного покрытия. Единогласного решения не было из-за опасений за сохранность росписей. Архитектор А.Г. Вальтер, руководивший работами, приподнял крышу ХVIII века на подпорки для исследования сводов и сохранившихся частей закомар. Это позволило провести заливку трещин в сводах, восстановить закомары и частично - кокошники. Неожиданное прекращение финансирования с 1916 года оставило собор на несколько лет с поднятой, плохо укрепленной кровлей и обшивкой купола.

После революции 1917 года решению наиболее сложных проблем существования памятников монастыря помогало внимание к нему со стороны Комиссии по охране и реставрации памятников древнерусской живописи, основанной И.Э. Грабарем летом 1918 года. Первая экспедиция Комиссии прибыла в монастырь в  сентябре 1918 года для обследования памятников во время реквизиции имущества монастыря. В августе следующего года было констатировано неудовлетворительное состояние собора, после чего поставлен вопрос о завершении реставрационных работ.

В 1919 году Главмузей выделил на Ферапонтов монастырь два миллиона рублей, назначив руководителем работ архитектора В.В. Данилова. В условиях голода, работы начались только в следующем году с получением продовольственных пайков для рабочих. Только 1921 году были окончательно восстановлены кокошники, дополнительно укреплена временная крыша. Перебои в финансировании замедляли темпы работ: только в 1923-1924 годах были покрыты алтарные апсиды, сделаны кружала и деревянная опалубка на кокошниках, приступили к восстановлению малого барабана. С начала 1920-х годов продолжилось обсуждение восстановления кровли собора по закомарам. Сложности ведения реставрационных работ в условиях разрухи привели к решению оставить четырехскатное покрытие 1798 года: поднятое выше оно позволило сохранить восстановленные закомары и кокошники. Медная крыша, выполненная при завершении работ в 1925 году, до сих пор служит покрытием четверика собора.

Вопрос о неприкосновенности монастырских построек, как памятников древнерусской культуры, был решен в 1926 году с началом реставрационных работ на стенописи, благодаря личному вмешательству И.Э. Грабаря - собор оказался в ведении Главнауки. Первая комплексная реставрация штукатурного и красочного слоев стенописи Дионисия проводилась в 1926-1930 годах. Реставраторы ЦГРМ А.А. Анисимов, П.И. Юкин, Е.А. Домбровская, Н.Д. Степанов приезжали в Ферапонтово летом на две-три недели. Непродолжительное время работы обусловило выборочную, фрагментарную реставрацию: велась очистка поверхности отдельных композиций от загрязнений, укреплялся левкас, была оштукатурена новая реставрационная кладка окон. При промывках живописи разбавленной уксусной кислотой, краски частично укреплялись входящим в состав раствора вишневым клеем. Из отчетов о работах двух последних лет известно о промывке композиций акафистного цикла на столбах, за разобранной иконостасной рамой.

С  марта 1931 года в ферапонтовском музее появился сторож, в обязанности которого входила охрана памятников. Комитет по охране памятников при Центральном исполнительном комитете, проверив музей 15 июля 1935 года, отмечал удовлетворительное состояние фресковой живописи в соборе. Такое же стандартное заключение было дано по результатам проверок 1940-х годов.

С 1953 года реставрацией памятников Ферапонтова монастыря руководил архитектор С.С. Подъяпольский,  заложивший основы научно-исследовательских и реставрационных работ в Кирилловском музее. Им впервые были осмыслены постройки Белозерья в качестве архитектурной общности в рамках ростовской школы и представлена наиболее достоверная реконструкция собора Рождества Богородицы 1490 г.

При обследовании собора в 1959 году по заданию Вологодского областного отдела охраны памятников архитектуры было отмечено аварийное состояние росписей в Никольском приделе. Намокание стен в месте примыкания к нему церкви Мартиниана, привело  к отставанию штукатурки, разрушению красок и образованию на росписи сплошного налета водорослей и плесени. С 12 по 26 августа расчистку композиций Никольского придела, а также архангелов и полотенец на западном портале провели художники-реставраторы Вологодской реставрационной мастерской В.О. Кириков, В.Е. Брягин и И.Е. Брягина. Штукатурное основание и краски на стенах придела укреплялись с использованием казеинового клея. Впоследствии, при не изменившемся влажностном режиме собора, казеин привел к ещё большим разрывам, скручиванию и утратам фрагментов красочного слоя. Через несколько лет поверхность росписи вновь оказалась затянутой микроорганизмами.

В 1963 году Министерство культуры СССР организовало экспедицию в Ферапонтов монастырь для предварительного обследования и фотофиксации фресок. Комиссия признала необходимость более тщательного изучения состояния росписи. В 1966 году на заседании Научно-методического совета по охране памятников культуры при Министерстве культуры РСФСР была признана необходимость серьезных исследований конструкций, гидрогеологии и состояния живописи для определения характера  реставрационных работ. Было решено просить министерство и Вологодский облисполком выделить средства на гидрогеологическое исследование, ремонт кровель, подготовку документации по реставрации росписей. Совет обратился с просьбой к ведущим реставрационным организациям страны разработать методику укрепления красочного слоя ферапонтовских росписей.

В первой половине 1970-х годов Всесоюзным реставрационным центром началось исследования  микроклимата памятника. В это же время реставратором Межобластной мастерской И.П. Ярославцевым укреплялись аварийные участки левкаса в нижних частях стен с использованием разных составов известковых растворов с целью их подбора для будущих реставрационных работ.

Во  второй половине 1970-х годов в рамках областной «Программы проектно-изыскательских и ремонтно-консервационных работ по памятникам архитектуры ансамбля Ферапонтова монастыря на 1976-1980 годы» Вологодским отделением Верхне-Волжского треста инженерно-строительных изысканий исследовались составы грунтов и уровня подземных вод. После  изучения состояния конструкций и живописи предполагалось создание отдельной программы по собору. В это же время главным художником института «Спецпроектреставрация» В.В. Филатовым велись экспериментальные укрепления красок. Было предложено пропитать всю стенопись кремнийорганической смолой, что вызвало дискуссию о методах реставрации стенописи Дионисия. В обсуждениях способов укрепления настенной живописи ферапонтовского собора зарождался новый подход к проведению реставрационных работ на уникальном памятнике: требовалась комплексная программа с изучением состояния не только самой росписи, но и гидрогеологии, инженерных конструкций, микроклимата собора.

С 1981 года в соборе Рождества Богородицы под контролем Научно-методического совета Министерства культуры СССР, а затем Российской Федерации, ведутся научно-исследовательские и консервационные работы по особым методам, впервые разработанным специально для росписей Дионисия, осуществляется надзор за температурно-влажностным режимом, состоянием левкаса и красочных слоев. Профилактическая консервация фресок и отлаженный температурно-влажностный режим заложили научную основу сохранения росписи Дионисия как национального сокровища, памятника российской и европейской культуры.

В первую очередь планировалось проведение противоаварийных кровельных и столярных работы, исследование температурно-влажностных режимов, биозараженности живописи, технического состояния фундаментов, стен и перекрытий. Результаты исследований должны были стать основой  для разработки методов хранения росписей.

В реализации Программы участвовали ведущие реставрационные организации страны: «Союзреставрация» (ВПНРК, ныне ЦНРПМ), Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации (ныне ГосНИИР), «Росреставрация» (Институт «Спецпроектреставрация», Межобластная и Вологодская научно-реставрационные мастерские) с привлечением институтов системы Академии наук СССР.

Летом 1981 года в соборе, одновременно с установкой лесов, началось исследование конструкций и микроклимата памятника. Были взяты первые микропробы для лабораторных исследований материалов живописи. Для ежедневного контроля над состоянием собора, его конструкциями, воздушной средой, сохранностью стенописи и проводимыми работами, музею была выделена новая штатная единица - хранитель собора.

На I этапе реализации Программы с 1981 по 1986 годы Вологодской СНРПМ было осуществлено картографирование всех композиций росписи собора в масштабе 1:5  с нанесением утрат левкаса и красок. Составлению картограмм сопутствовала подробная фотофиксация сохранности всех композиций и деталей стенописи. Большое значение имели результаты биологических и физико-химических исследований материалов росписи. Были раскрыты составы левкаса и использованных мастерами красочных пигментов, связующее вещество с белковой структурой в верхних слоях живописи.

Результатом исследований стало заключение об уникальной сохранности и прочности левкаса и красок дионисиевской росписи.  Только на отдельных участках в верхних слоях живописи наблюдались мелкие фрагменты красок, отставшие от стены. Их размеры не превышали несколько квадратных миллиметров. Вся остальная красочная поверхность не требовала укрепления. После такого вывода поиск способов сохранения красок Дионисия был направлен на обеспечение минимального  вмешательства в структуру авторских материалов.

В 1986 и 1988 годах были утверждены методики укрепления штукатурного (И.П. Ярославцев) и красочного (О.В. Лелекова) слоев росписи. Укрепления трещин, утрат и отставаний левкаса осуществлялось послойно известковым раствором с незначительным добавлением рубленого льна. Принципиально новыми решениями в реставрации ферапонтовской стенописи стали отказ от тонировок на новых штукатурных вставках и «точечные» подклейки мелких, отстающих от стены фрагментов красок 2%-3% растворами сополимеров (СВЭД и ПВБ), наносимыми с внутренних сторон контуров каждого отдельного отстающего фрагмента. Для удаления загрязнений и микроорганизмов с поверхности росписи была разработана резиновая смесь на основе каолина, позволившая отказаться от предварительного укрепления красок. Эти разработки придали проводимым на памятнике работам статус консервационных.

Практические работы по консервации живописи могли иметь положительный результат только при создании в памятнике необходимых температурно-влажностных условий. Исследования лаборатории климатологии Всесоюзного института реставрации и Всесоюзного реставрационного комбината привели во второй половине 1980-х годов к интенсивному внедрению мер по оптимизации микроклимата собора. Заново были отработаны методы проветривания и консервации памятника.  Система дренажей с отмостками и новые столярные заполнения с возможностью вертикальной вентиляции и щадящий электроподогрев с 2003 года существенно улучшили микроклимат собора.

С 1986 по 2011 годы на росписи собора Рождества Богородицы завершены  противоаварийные консервационные работы – росписи укреплены и очищены от загрязнений. Работы сопровождались фотодокументированием, в последнее время ‒ на основе цифровых технологий. В 1999 году реставраторы О.В. Лелекова, Н.Г. Брегман, Г.И. Вздорнов, И.Н. Федышин, Р.А. Девина и директор музея М.С. Серебрякова за изучение, сохранение и реставрацию ансамбля монументальной росписи Дионисия собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря удостоены  Государственной премии России.

Многолетние исследования подготовили сложнейшие для крестово-купольного храма с настенными росписями работы по  устройству его отопления. Электроподогреваемый пол с керамогранитным покрытием (архитектор С.Б. Куликов), выполненный на средства Президентского гранта, с 2003 года обеспечивает микроклимат памятника и предохраняет фрески от запыления. С его вводом специально разработанные режимы обогрева помещений соборного комплекса направлены на регулирование не только воздушной среды, но и процессов капиллярного движения влаги в стенах – основных носителей фресок.  Устройству обогрева сопутствовали смена кровель на папертях и утепление - на четверике собора. Позднее осуществлена смена покрытия алтарных апсид и столярных заполнений окон собора со стеклопакетами и новыми выхлопными устройствами. Часть работ, проводимых на соборе, осуществлялась при финансовой поддержке правительства Вологодской области.

Результатом совместной деятельности музея и ведущих реставрационных организаций страны, при поддержке Президента РФ, Министерства культуры и областного правительства явилось признание ферапонтовского собора Рождества Богородицы первым памятником в нашей стране, состояние которого соответствует нормам хранения древнерусской монументальной живописи[4].

 

[1] Таисия, игумения. Сказание о древнем Ферапонтове Богородице-Рождественском монастыре, бывшем и упраздненном более ста лет, ныне снова восстановленном. - Кириллов, 1909.

[2] Покрышкин П.П., Романов К.К. Древние здания в Ферапонтовом монастыре Новгородской губернии.-  СПб, 1908.

[3] Георгиевский В.Т. Фрески Ферапонтова монастыря. - СПб, 1911.

[4] Лившиц Л.И. Плакали фрески… Если не решать проблемы охраны и реставрации памятников монументальной живописи // Наследие народов Российской Федерации, 2003, №3 , с.51