Кирилло-Белозерский музей

Тюремный двор. Троицкие ворота

XVII век

Тюремный двор. Троицкие ворота

Тюремный двор. Троицкие ворота

Адрес: Россия. Вологодская обл., г. Кириллов
Место: Кирилло-Белозерский музей
Время создания: XVII век
Материал: Кирпич
Категория: Архитектурные памятники

Кирилло-Белозерский монастырь с конца XV века стал местом ссылки. С тех пор обитель принимала ссыльных во все возрастающем количестве. Кирилловская политическая ссылка сохраняла привилегированный характер и в первой четверти XVII века. В дальнейшем карательные функции монастыря усилились. За его стены по царскому и патриаршему указам все чаще стали ссылать не столько вельмож, сколько простолюдинов из числа низшего духовенства и монахов. По делам веры особенно жестоко преследовали раскольников. Самым ужасным для узника было пребывание в земляной тюрьме, упоминаемой в 1689 и в 1695 годах. В такую тюрьму сажали особо опас­ных людей.

Часть стены между Косой и Белозерской башнями, построенная между 1663-1667 годами, имеет в нижнем ярусе большие сводчатые палаты, чередующиеся местами с сенями, маленькими тесными кладовками и отхожими местами. Со стороны монастыря окна палат украшены кирпичными наличниками, в проемах сохранились деревянные колоды. Эта часть стен, расположенная на месте прежнего деревянного гостиного двора, повторяет устройство гостиных келий Троице-Сергиева монастыря. Здесь имеются въездные ворота, носящие назва­ние Троицких. В них сохранились массивные, окованные металлом створки, подобные тем, что висят в арке Казанской башни. Позднее в этой час­ти стены устроили монастырскую тюрьму.

В деле 1687 года предписано старца Сергия, уже просидевшего четыре года, «держать в каменной городовой стене в кандалах и железах скована за крепким караулом». В данном случае прямо ука­зано, что тюрьма помещалась в городовой стене. В качестве надежного места заключения раскольников в 1720 го­ду Кириллов монастырь был рекомендован церковными властями на­чальнику Тайной канцелярии П. А. Толстому. Сотни хорошо сберегаемых секретных дел заключенных могли бы раскрыть не одну тайну кирилловских узников, но почти все они, слу­чайно или намеренно, погибли при расхищении рукописей после 1859 го­да.