Кирилло-Белозерский музей

Церковь Владимира

1554 год

Церковь Владимира

Церковь Владимира

Адрес: Россия. Вологодская обл., г. Кириллов
Место: Кирилло-Белозерский музей
Время создания: 1554 год
Материал: Кирпич
Категория: Архитектурные памятники

Церковь святого равноапостольного князя Владимира была пристроена с северной стороны Успенского собора в 1554 году. В 1554 году над могилой Владимира Ивановича на вклад его вдовы Марии Ивановны (из рода Оболенских) была сооружена церковь во имя равноапостольного князя Владимира, которая в дальнейшем стала усыпальницей князей Воротынских. Строительство этого храма вызвало гневные упреки Ивана Грозного в адрес игумена Козьмы с братией. Царя возмущал тот факт, что «над Воротынским  церковь, а над чудотворцем нет». Хотя сооружение храмов над могилами частных лиц тогда еще не стало обычаем, монастырские власти разрешили построить церковь над захоронением, поскольку князь и его жена делали крупные денежные и земельные вклады в Кирилло-Белозерский монастырь. В 1554 году вдова князя передала село Тереботунь в Бежецком Верхе, восемь деревень и две пустоши. 

 Церковь Владимира представляет собой небольшой бесстолпный храм, перекрытый своеобразной системой ступенчато повышающихся арочек. В наружном оформлении он следует декорации Успенского собора: три яруса кокошников и пояса каменного узорочья. Первоначальные архитектурные формы храма изменены. В XVIII веке он был покрыт трехскатной крышей, древние маленькие арочные окна заменены большими прямоугольными, уничтожен вход с северной стороны. Существующая луковичная глава крыта деревянным лемехом, сверху на лемех нанесено оцинкованное железо в целях лучшего сохранения. На кованном подзоре, опоясывающем главу снизу есть надпись о том, что глава была реконструирована в 1631 году. В 1997 году к празднованию 600-летия Кирилло-Белозерского монастыря глава и подзор были реставрированы.

 

Дополнительная информация.

Князья Воротынские

Воротынские – древний княжеский род, происходящий из черниговской ветви династии Рюриковичей, потомки князя Михаила Всеволодовича Черниговского. Один из них, князь Федор Львович, получил в XV веке в удел Воротынск, расположенный в 15 километрах к юго-западу от Калуги. В XVI – XVII веках князья Воротынские входили в высший слой русской титулованной придворной аристократии. Судьба рода Воротынских оказалась тесно связанной с историей Кирилло-Белозерского монастыря. 

Иван Михайлович Воротынский (? ‒1535) –  сын Михаила Федоровича. В 1487 году перешел из литовского в московское подданство. В дальнейшем он участвовал во многих походах как «победоносный воевода». При Василии III он занимал высокое положение «слуги», что позволяло ему сохранить остатки былой независимости.  В 1512‒1513 годах принимал участие в осаде Смоленска, в 1512 году отразил крупный набег крымских татар, неожиданно появившихся под Тулой. Летом 1519 года командовал авангардом в крупном походе на Великое княжество Литовское. За поражение и тактические неудачи лета 1521 года во время отражения похода на Москву крымского хана Мухаммед-Гирея I был арестован и сослан с семьей на Белоозеро.  Освобожден был только в феврале 1525 года, когда дал клятвенную грамоту с обещанием искупить свою вину и не иметь никаких сношений с Литвой. В правление Елены Глинской, когда стало известно о бегстве к королю Сигизмунду князя С.Ф. Бельского и окольничего И.В. Ляцкого, И.М. Воротынского внезапно схватили как «соумышленника» беглецов и без всякого суда и следствия вновь сослали на Белоозеро (1534), где он и умер.  И.М. Воротынский  похоронен в Троице-Сергиевом монастыре. Князь Иван имел трех сыновей: Владимира, Михаила и Александра, впоследствии показавших себя доблестными и верными защитниками Московского государства.

Владимир Иванович Воротынский (?–1553),  боярин с 1550 года, один из членов Избранной рады Ивана IV, прославился своими победами в казанских походах 1545–1552 годов. В 1546 году был наместником в Вологде. В кризисные дни тяжелой болезни царя Ивана Грозного в марте 1553 года обеспечил принесение присяги колеблющимися членами Думы и принудил князя Владимира Андреевича Старицкого к крестоцелованию на имя сына царя – младенца Дмитрия Ивановича. Князь В.И. Воротынский сопровождал царя в знаменитом Кирилловском езде. Умер в том же 1553 году и был захоронен на территории Кирилло-Белозерского монастыря. В 1554 году над могилой Владимира Ивановича на вклад его вдовы Марии Ивановны (из рода Оболенских) была сооружена церковь во имя равноапостольного князя Владимира, которая в дальнейшем стала усыпальницей князей Воротынских.

Александр Иванович Воротынский (?–1564) был вторым воеводой в Белеве (1543) и Одоеве (1544), наместником в Рязани (1550‒1552). В конце 1550 года вместе с другими воеводами нанес поражение отрядам ногайских мурз при их набеге на рязанские и мещерские земли, летом 1551 года руководил построением города-крепости Михайлов. В 1558 году был назначен первым воеводой в Казани, в 1560 году был пожалован в бояре, но вскоре подвергся опале. Принял монашеский постриг с именем Арсений, умер в 1564 году, захоронен в церкви святого Владимира Кирилло-Белозерского монастыря. Царь Иван Грозный дал по нему большой вклад в обитель деньгами и вещами.

Михаил Иванович Воротынский (около 1510–1573) – русский полководец, один из самых знаменитых военачальников своей эпохи, участвовал в походах против шведов, крымских татар. Около 1551 года получил почетный титул «царского слуги», в 1552 году при взятии Казани фактически возглавлял большой полк,  затем неоднократно руководил русской армией на южной границе, за заслуги получил чин боярина. По навету недоброжелателей в 1562‒1566 годах находился в опале: у него был отнят удел, а сам он с женой и детьми сослан на Белоозеро. В 1566 году был прощен и назначен наместником казанским, летом 1572 года руководил русской армией, одержавшей победу над крымскими татарами в битве при Молодях. М.И. Воротынский разработал «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» ‒ первый в России пограничный устав. В 1573 году он был арестован по ложному доносу: беглый слуга Михаила Ивановича, уличенный в татьбе, явился к царю с доносом на своего господина, обвиняя его в чародействе и в умысле извести царя, последний тотчас же приказал сковать Михаила Ивановича и пытать. Связанного его положили между двумя горящими кострами, и сам царь, как уверяет Курбский, пригребал пылающие уголья к телу Михаила Ивановича. Обгорелого, но еще живого, его повезли в заточение на Белоозеро. По дороге, 12 июня 1573 года, он скончался и был погребен в Кашине; прах в 1606 году перевезли в Кириллов монастырь, в родовую усыпальницу. Замечательный полководец, более тридцати лет верно служивший Отечеству, изображен в числе 109 выдающихся исторических деятелей на памятнике «Тысячелетию России», сооруженном в 1862 году в Великом Новгороде. В 2008 году памятник М.И. Воротынскому был открыт в поселке Воротынец Воротынского района Нижегородской области.

Иван Михайлович Воротынский (?–1627),  старший сын Михаила Ивановича, государственный деятель, князь, с весны 1605 года боярин. В 1582‒1583 годах руководил подавлением восстания казанских татар и черемисов, в 1586-1587 годах – воевода в Нижнем Новгороде. В период дворцовой борьбы в 1585‒1587 годов выступил сторонником Шуйских, за что, в числе противников Бориса Годунова, подвергся опале и ссылке. В 1606‒1607 годах активно участвовал в подавлении крестьянского восстания,   руководимого И. И. Болотниковым, но в одном из сражений был разбит  мятежным князем А.А. Телятевским. В июле 1610 года – участник низложения царя Василия Шуйского, затем – член «семибоярщины». Сторонник и единомышленник патриарха Гермогена, И.М. Воротынский подвергся в 1611 году преследованию со стороны бояр – приверженцев Сигизмунда, был посажен под стражу и вынужден подписать грамоту об отдаче Смоленска. В 1613 году был одним из кандидатов на царство. После избрания Михаила Романова возглавлял посольство к нему с приглашением в Москву. В дальнейшем был первым послом в дипломатических переговорах с польскими представителями, воеводой в Казани, правителем Москвы во время отсутствия в ней царя. Скончался в иноческом чине с именем Иона в 1627 году.

Алексей Иванович Воротынский (1610–1642), сын Ивана Михайловича, стольник с 1625 года, в 1642 году был воеводой в Туле. Был женат на Марии Стрешневой, сестра которой, Евдокия, была второй супругой царя Михаила Федоровича. В 1627‒1640 годах, в отличие от других молодых стольников-аристократов, постоянно получал самые значимые назначения, участвовал в дворцовых и дипломатических приемах, сопровождал царя в «моленных» поездках. Имел второй по величине среди стольников поместный и денежный оклад, регулярно выигрывал местнические споры. Был одним из богатейших людей и наиболее крупных землевладельцев, имел резиденцию в Москве – двор-усадьбу  на Никольской улице. В экспозиции музея представлено большое серебряное блюдо, которое вложили в Кирилло-Белозерский монастырь после смерти Алексея Ивановича в 1642 году его вдова Марфа Ивановна Воротынская (урожденная Романова, вторая жена князя А.И. Воротынского) и сын  Иван Алексеевич. Блюдо с приподнятым в центре дном, декорировано широкой золоченой полосой с гравированной вкладной надписью, исполненной вязью:  «ЛЕТА ЗРНГ /7150/ ГОДУ ИЮЛЯ ВЪ К /20/ ДЕНЪ ДАЛИ СИЕ БЛЮДО В ДОМЪ УСПЕНИЮ ПРЕЧИСТЫЕ БОГОРОДИЦЫ В КИРИЛОВЪ МОНАСТЫРЬ НА БЕЛО ОЗЕРО НА ГРОБЪ КНЯЗЯ АЛЕКСЕЯ ИВАНОВИЧА ВОРОТЫНСКОВО ЖЕНА ЕВО КНЯГИНЯ МАРФА ИВАНОВНА И СЫНЪ ЕВО КНЯЗЪ ИВАНЪ АЛЕКСЕЕВИЧЬ». На днище  в центре, в небольшом круглом клейме, надпись вязью: «ВЪ СЕМЪ БЛЮДЕ ВЕСУ ФУНТЪ СОРОКЪ ЗОЛОТНИКОВЪ».

Иван Алексеевич Воротынский (?–1679), сын Алексея Ивановича, двоюродный брат царя Алексея Михайловича по матери, стольник,  с 1664 года боярин, входил в ближайшее окружение царя. Как и отец, получал самые престижные служебные назначения на дипломатических и дворцовых приемах, в царских походах и поездках (обычно являлся первым рындой). Участвовал в дипломатических переговорах 1660-1670-х годов и военных действиях русско-польской войны 1654‒1667 годов. Обладал значительным состоянием и входил в число крупнейших землевладельцев (до 20 вотчин с более чем 4,6 тысяч дворов в 8 уездах). В 1677 году в Кирилло-Белозерский монастырь поступил еще один вклад от И.А. Воротынского. В память о своем сыне Михаиле боярин подарил высокую кружку, украшенную поясом крупного жемчужника и тремя литыми мифологическими фигурами. Возможно, этой кружкой, исполненной гамбургскими мастерами, Иван Алексеевич ранее был отмечен за особые заслуги перед государем. Вкладная неровная надпись на торце горловины сосуда вырезана позднее: «ЛЕТА ЗРПS /7186/ ДЕКАБРЯ ВЪ ДН ПРИЛОЖИЛЪ В ДОМЪ ОУСПЕНIЯ  ПРЕСВТЫЯ БЦЫ И ПРЕПОДОБНАГО ОТЦА НШЕГО КИРИЛА БЕЛОЗЕРЬСКОГО ЧЮДОТВОРЦА БОЯРИНЪ КНЗЬ ИВАНЪ АЛЕКСЕЕВИЧЬ ВОРОТЫНЪСКОИ КРУШКУ СЕРЕБРЯНУЮ ПО СНЕ СВОЕМЪ КНЯЗЕ МИХАИЛЕ ИВАНОВИЧЕ ВОРОТЫНСКОМЪ ВЪ ВЕЧНЫЙ ПОМИНОКЪ».

Со смертью Ивана Алексеевича в 1679 году род князей Воротынских пресекся.

Памятные плиты, вмонтированные в западную стену церкви Святого Владимира – придельного храма Успенского собора, сохранили имена князей Воротынских, погребенных в родовой усыпальнице. На плите из белого известняка, изготовленной после 1606 года, расположено пять надписей о датах преставления Владимира Ивановича, Александра Ивановича, Михаила Ивановича, Логина Михайловича, а также о переносе в Кирилло-Белозерский монастырь из Кашина в 1606 году останков Михаила Ивановича и Логина Михайловича. Еще четыре отдельные стенные плиты свидетельствуют о погребениях Ивана Михайловича (1627), Алексея Ивановича (1642),  Михаила Ивановича (1677), Ивана Алексеевича (1679). На северной паперти Успенского собора сохранилась крышка белокаменного саркофага, в котором был погребен князь А.И. Воротынский. Погребение князя в церкви Владимира было обследовано  в 1971 году археологами А.Н. Кирпичниковым и И.Н. Хлопиным.  Само погребение в саркофаге не расчищалось, оставлено в земле.

В 2010 году в ходе реставрации Успенского собора и его придельных храмов экспедицией  научно-производственного центра «Древности Севера» под руководством И.В. Папина были проведены археологические исследования и повторно вскрыты захоронения восьми  князей Воротынских в церкви равноапостольного князя Владимира. В лаборатории Института этнологии и антропологии Российской Академии наук  были выполнены реконструкции по черепам и созданы скульптурные бюсты Владимира Ивановича, Александра Ивановича, Логина Михайловича, Ивана Михайловича, Алексея Ивановича и Ивана Алексеевича Воротынских. В декабре 2012 года после проведения исследований  останки Воротынских  были возвращены на свои места в склепах.